среда, 5 августа 2009 г.

"Beetles from Colorado", или Особенности белорусского холидея

Колорадский жук Недавно я в колледже писал сочинение на тему "Как проводят холидэй (по-нашему - отпуск) в моей стране".

Для ориентира учительница прочитала текст на открытке, присланной ее бой-френдом из Нью-Йорка. Грегори, то есть "боевой" друг, пишет о том, что это просто "exciting city" - дико возбуждающий город. Нет времени на сон потому, что вокруг много всего интересного, все хочется успеть: увидеть, попробовать, узнать. В общем, не холидэй у Грегори, а сплошное упупение... "Вот и вы в десяти предложениях попробуйте рассказать, как отдыхают люди в вашей стране во время холидэя," - предложила учительница.

Должен отметить, со мной вместе осваивают премудрости английского языка китаец из Гон-Конга, девушка из Конго, два турецкоподданных, анголец, иранец, двое афганцев. По социальному статусу в своих странах они стоят явно ниже меня в контексте белорусской действительности. И право на отдых им, в отличие от нас с вами, граждан Республики Беларусь, им конституцией не гарантируется. Написали мы сочинение, сдали. А после перерыва учительница затеяла публичное чтение.

Первым пошел турок из Анталии. Он рассказал о том, как отдыхал в Таиланде, катался на слонах, кушал всякие экзотические блюда, танцевал эротические танцы, охотился на тигра.

Вторым шло сочинение иранца Амира. Прямо не сочинение, а рекламная статья об Арабских Эмиратах в газете "Туризм и отдых". Тут тебе и драйвинг и дайвинг, барбекю на коралловых рифах и суп из акульих плавников.

Третьим был я... с рассказом о холидэе, который провел у тестя на даче, в пригороде Гродно. Для ясности позволю себе краткий парафраз в переводе с английского. "Погода в июле у нас неплохая. Можно купаться и загорать, но нет времени, потому что много работы. Я работаю в поле, возле красивой реки. Борюсь с колорадским жуком, поливаю капусту, строю сарай для поросенка и вижу, как сверкает река под солнцем. Песок жжет мои ноги, но я должен работать на своей мини-ферме каждый день, пока стоит хорошая погода..." Учительница-англичанка все это прочитала, в классе народ зашушукался. Девушка из Конго от недоумения гримасничает с китайцем из Гон-Конга и все повторяет "Why?". Турок из Анталии многозначительно улыбается, давая понять, что лично ему все давно ясно – он-то насмотрелся в своей Анталии на туристов из СНГ...

Но учительница наша - англичанка, поэтому она спрашивает:

- Вы меня не поняли, я просила рассказать о том, как вы отдыхали во время холидэя.

- Так я вам и рассказал, - отвечаю. - Это типичный холидэй среднестатистического гражданина Беларуси.

- А борьба с "beetles from Colorado" ваш национальный вид спорта, как у нас охота на лис?

Я подумал и говорю, дескать, поскольку для белоруса картошка - основной продукт питания, то вполне логично возвести борьбу с колорадским жуком в ранг национального вида спорта. А что? Тут вам и наклоны с приседаниями, и бег с преодолением препятствий. Ей-богу, ничем не хуже китайской гимнастики у-шу! Причем, двойной коэффициент полезного действия: укрепляет здоровье и способствует сохранению урожая корнеплодов.

Учительница, старательно массируя виски, спрашивает: "А при чем тут картошка?". И я вспоминаю, ведь англичане давно и надежно забыли, что картофель растет не на пальме, расфасованный в пластиковые пакеты. Ведь у них картофелем занимаются фермеры, а не журналисты, учителя, сантехники во время "холидэя". Ну, а про колорадского жука даже фермеры ничего не знают. Достал я из портфеля русско-английский словарь, ищу подходящие слова, чтобы объяснить причинно-следственный механизм борьбы с колорадским жуком в контексте урожайности картошки. А учительница уже новый вопрос выдает "на гора".

- Почему жук колорадский?

- Наверное, потому, что он из Колорадо, - отвечаю.

Она посмотрела на карту мира, мысленно, видать, прикидывая расстояние, которое пришлось проползти жуку от США до Беларуси, и говорит:

- А как он к вам попал?

- Завезли американские шпионы во время холодной войны, - говорю, как когда-то в армии объяснял нам на политзанятиях старшина Горелкин, - с тех пор мы с ним и боремся.

- И все-таки я не пойму, а когда же вы отдыхаете? - не сдается моя учительница-англичанка.

- Так вот и отдыхаем в борьбе за выживание, - поясняю, - как поется в песне революционных матросов, "отдых добудем в борьбе!" И, между прочим, один великий человек сказал, что лучший отдых - это смена вида трудовой деятельности.

- Думаю, этот человек не англичанин, - говорит учительница.

- И даже не Аятолла Хомейни, - вставил свои "пять пенсов" иранец Амир.

- Это Ленин сказал, - категорически заявил афганец - жертва советской оккупации.

- Может, и Ленин, - хотел ответить я своим оппонентам, - он много чего говорил, гуляя с Крупской или Арманд по улицам Цюриха. А может, это сказал Сталин, провожая очередную группу университетских профессоров на строительство Беломорканала? Главное, что народ наш давно привык к такому отдыху. А привычка - вторая натура. Поэтому-то постсоветские вожди и не хотят ничего менять в жизни народа, - боятся натуру покалечить... В самом деле, ведь если народу хорошо на "мини-фермах" во время холидэя, так зачем его возбуждать супом из акульих плавников и тайскими эротическими танцами? Ведь известно, что лучшее - враг хорошего.

Впрочем, всего этого я, конечно, не сказал, потому что плохо говорю по-английски. А главное, как выражается мой приятель-молдаванин Костаки из Рыбницы: "Ничего они не понимают в жизни, эти... англичане". А уж Костаки знает, что говорит. Он женат на англичанке. И в самом деле, странные они, казалось, что может быть проще, чем колорадский жук и картошка?

 

Опубликовано в газете "Народная воля" N146 от 26/07/2002

0 Comments:

 

blogger templates 3 columns | Make Money Online